Xаризма


Сандо Кайсен

Xаризма

Наша личность, наш характер, наша вера, наша сила – это харизма. Благодаря ей люди, стоящие перед нами видят, что это то, что есть, что нет другого выхода. Без сомнений. Это действительно нужно миру. У моего учителя была огромная харизма. Никто не имел сомнений, когда он что-то говорил. Он ушел, и я не встречал никого, кто бы имел такую же.

Поэтому дзен не развивается. В этом вся проблема. Мне кажется, что люди не поняли, что не дзен нужно учить. На самом деле, в дзен нет ничего, чему следовало бы учить. А следовательно прятаться за дзеном? Зачем? Или ставить дзен впереди себя, потому что мы так скромны? Людям не нужно говорить о дзен, потому что это уже есть в книгах. Им нужен кто-то, кто является дзеном. Без сомнений. Не важно, какие он говорит слова. Совершенно не важно. Есть только он. Это только это.

Он должен выражать себя так, как если бы он был самим Богом, за ним уже никто не стоит. Если нет его, то нет никого. Есть только он, и он занимает все место, везде. И люди должны при этом себя хорошо чувствовать. Когда они видят, что он сильный, но что для них это не опасно, что они могут с ним отдыхать, развлекаться, то они могут практиковать. Они спокойны. С ними не случится ничего плохого. Может быть, просветление. Просветление – это наихудшее, что с ними может случиться. Люди должны это чувствовать.

Поэтому я хочу показать такой дзен, не через слова, не через моего учителя, как все это делают. Всегда говорят о мастере Дэсимару. Нет, мой учитель никогда не говорил ни о ком, с тех пор как приехал во Францию. Говорил о себе, собой, через себя. Он был всем дзеном и все тут. Людям нужно знать кого-то, кто является таким. Иметь настоящий пример, человеческий. Не идеалистический пример, не исторический или  какой-то еще. Пример человеческий.

Мы должны заменить силу нашего эго на истинную, чистую силу, которая есть в нас. Сначала  мы действуем с нашим эго, с нашим характером. Люди видят это и очень это не любят. Поскольку мы умны, мы опускаем свое эго, становимся скромными, но эта скромность тоже является продуктом ума. Потому что вы думаете, что людям это нравится, и что так будет лучше. А это тоже только продукт.

Есть такая внутренняя воля, которая является абсолютной концентрацией, есть такая сила, в которой мы абсолютно концентрируемся, такая сила, которая мне абсолютно не принадлежит. И в ней нет никакого эго.  Есть что-то, что является полнотой, которая выражает нас в чистоте. Поэтому нужно вкладывать больше силы в дзадзен.

Я не люблю скромных людей. Скромные люди ничего не могут сделать для других. Они только являются скромными. Можно быть скромным, когда ты уже старый мастер, восьмидесятилетний, уже не проводишь миссий, когда имеешь под боком монахов, у которых за плечами по двадцать, тридцать лет практики, которые не скромны, сильные и двигают дело. А старый мастер скромен, поскольку у него уже нет ничего на голове, очень добрый. Есть такие, это очень хорошо, но мы молоды, и мы должны больше выражать эту истину.

Нужно говорить с открытым сердцем, и это должно исходить из глаз, глаза должны выражать мое сердце, то, что говорю. Говорю с энергией – глаза энергичны, ничто во мне не разделено на два и люди ощущают эту цельность, чувствуют, что нет ни грамма лжи, или сомнения. Это приходит через то, как мы концентрируемся на дыхании и не двигаемся, и нет двух, нет наблюдателя и дыхания, за которым наблюдают. Нет, мы являемся им, и все. Когда я вхожу в зал, я нахожусь с людьми, этот зал становится мной. Он становится моим духом и я говорю сам с собой. Люди напротив должны влиться в мою энергию. Мы становимся единой позицией дзадзен. В этот момент люди сконцентрированы и это приходит само. Что-то происходит между нами, и я вижу, что их глаза светятся, что в это мгновение люди понимают помимо себя. Когда я вижу такие светящиеся глаза, я знаю, что в этот момент люди уже в дзадзен, что им не нужно сидеть в позиции, что они уже понимают духом. Дух с духом, за пределами слов.

Это нужно очень сильно развивать. Это новая религия, тот живой человек. Настоящий, не напоминающий привидение, наряженное в Иисуса Христа или Будду. Для этого я учу вас живому дзен, не только дзадзен.

Работать с силой, развлекаться, играть. Не ищите ничего иного, но вкладывайте силы в дзадзен и не привязывайтесь ни к одной истине, потому что в дзен ее не существует. Есть только одна истина – это выражать наш дзадзен. Через речь, через руки, через ноги. Весь ваш вид является дзадзеном, является истиной, поскольку это не вы, не ваше воображение, не ваши правды, не иллюзии, ничего из этого. Чистыми, такими какие вы есть, выражайте себя, и этого достаточно. Потому что люди полны лжи, полны страха. Страх – это тоже ложь. Мы боимся других.

Нужно показать себя полностью в чистоте, такими, какие мы есть. Наши характеристики не важны. Были очень грозные мастера дзен, которые дрались, были очень неприятными, или были иногда приятными, иногда грозными. Не важно, как выглядит человек. Важно то, что он выражает телом, духом, целостностью. Все люди ищут истину, но не понимают, в чем она. Все люди хотят быть искренними, без страха перед собой, перед другими, перед смертью, перед жизнью без глупостей. Но они не видят, что это оно и есть, и ищут другой истины. Когда они встречают человека, который это выражает, то начинают понимать, в чем дело. Поэтому важно изменить себя, воплотить в себе дзадзен, за пределами нашей личности и чертами характера. В дзадзен нет черт характера, но каждый узнает человека, который практикует дзадзен, чувствует что-то. Это важно.

Никто из вас не знает дзен, но каждый, сидящий в дзадзен, понимает это. Когда мы выходим с дзадзен, нет двух духов, нет разделения.

Часто дзадзен бывает труден, сэссин  бывает труден, нередко мы страдаем, но никто не бежит от этого.  Каждый чувствует, что он один. В этом сила дзадзен.

Почему мы продолжаем? Есть что-то выше нас, что продолжает. И то, что есть выше нас, должно, в конце концов, себя выразить. И в нем уже нет ни черт характера, ни правды, ни духовности. Ничего нет. Есть только что-то настоящее, и этого достаточно. И чем больше вы концентрируетесь, тем больше просветляетесь внутри и тем яснее видите и внутри и снаружи. Путь абсолютно прям, но нужно концентрироваться и никогда не привыкать к дзадзен. Каждый раз – новый дзадзен, новое дыхание. Никогда не садитесь из привычки. Каждый раз новая битва.

Смотрю телевизор. Страшно, что происходит в мире. Нужно учить дзадзен, люди должны освободиться. У нас нет времени думать, что мы практикуем дзадзен, что мы спокойны. Покажем людям немного тут, проведем небольшую конференцию там …

Мне кажется, что нужно больше, больше показывать дзадзен, больше учить людей. У нас нет времени, потому что люди умирают. Мы не можем смотреть на время через свое время. Мы должны смотреть на время через время людей. Это невозможно, мне кажется. Когда я слышу о том, что творится мире, то начинаю ходить кругами и не знаю, что с этим делать. Во мне начинает подниматься энергия. Я должен идти и учить. Время идет очень быстро.

Это не только вопрос времени. Нужно показывать дзен… Может быть потом появятся секты. Люди умирают. Каждый раз, когда я чего-то не сделаю, кто-то умрет, и уже нельзя будет этого сделать. Так нужно думать.

Вы должны верить в себя.