Правильная позиция


Сандо Кайсен

Правильная позиция

Очень трудно найти правильную позицию, это очень тонкая вещь.

Потому что в позиции одновременно есть часть, которая удерживается сознательно и часть, держащаяся бессознательно.

Важно ни забываться полностью, вплоть до потери сознания, ни желать полностью контролировать позицию.

Так, колени, хорошо упирающиеся в землю – это сознательная точка.

Бедра и ягодицы полностью расслабленны а в основании позвоночника есть осознанная точка опоры.

Затем, вся спинная часть полностью расслаблена. Это подразумевает также плечи и шею.

На самом деле, это ошибка говорить: «Вытяните шею», потому что шея должна быть полностью расслаблена.

Напротив, это как если бы небо тянуло за макушку вверх, очень нежно.

Мы не должны толкать вверх, ее должно тянуть.

Это должно быть очень тонко.

Что касается подбородка, то втягивать его тоже нужно очень осторожно. Это лишь легкое движение.

Ни в шее, ни в горле, и  в плечах не должно быть никакого напряжения.

Затем, самое тонкое, это кисти, потому что кисти – это барометр всего, что происходит.

Когда все, о чем я только что говорил хорошо выполнено, тогда левую руку мы кладем на правую и слегка давим вниз, и левая ладонь слегка давит на правую.

Правая кисть поднимается вверх, к левой, все это очень нежно, и затем, большие пальцы соприкасаются в горизонтальной плоскости, также слегка давя друг на друга.

Обе ладони должны быть полностью расслаблены.

Кисти не должны быть напряженными, жесткими.

Внутренние ребра ладоней должны находиться в хорошем контакте с низом живота, но так, чтобы когда мы выдыхаем, когда низ живота расширяется, низ живота приклеивался к рукам, а не руки тянулись к животу.

Так позиция реализуется одновременно естественно в помощью видимого мира, и также через тот факт, что она является инкарнацией (воплощением) мира невидимого, с помощью воли, с помощью легкой воли, с помощью сознания, присутствующего (представленного présente ) в совершенном единстве.

Взгляд должен быть слегка пронизывающим, как если бы он пронзал землю, но без насилия, без излишней интенсивности.

На самом деле мотором всего, о чем я только что говорил, это как если бы была какая-то энергия света, которая делала бы все эти усилия, толкала.

Это не телесная энергия, не энергия материи, но скорее энергия света, очень тонкая.

И чем больше мы концентрируемся на этой тонкости, тем глубже мы будем проникать в самую глубь Начала без начала, в Великое Присутствие.

Это не возможно с помощью только материи.

Фактически, нужно, чтобы ум, сознание пропитали материю, обосновались в ней, вплоть до того, чтобы материя стала умом, стала чуткой, познающей, тонкой, восприимчивой.

Что касается дыхания, конечно, оно дышит естественным образом, само по себе, мы не прилагаем никаких усилий, можно даже сказать – оно нас не заботит.

Вдох рождается сам собой, просто потому что выдох уже исчез, растворился.

Сознание на мгновение останавливается, как в момент смерти, и затем в нас извне проникает дыхание, естественным образом.

Выдох должен контролироваться, но … не контролироваться.

Если позиция выстроена совершенным образом, как я только что объяснил: таз хорошо выдвинут, в позвоночнике нет усилий, позвоночник полностью освобожден от тела, тогда дыхание, выдох, должен естественным образом направиться к низу, под осознанным взглядом ума, но без особой воли.

Это значит, что если выдох на три или четыре (sur trois ou quatre) не такой длинный, как нам бы хотелось, это не имеет никакого значения.

Если выдох останавливается на трех четвертях пути, он умирает на трех четвертях пути, и так далее.

Нет дыхания долгого или короткого, ничто не предустановленно.

Поэтому, не надо форсировать.

Не нужно форсировать, потому что наше тело непостоянно.

Иногда мы дышим глубоко, иногда – менее глубоко, это естественно.

И это совсем не значит, что если мы  будем принуждать тело всегда глубоко дышать, оно достигнет особого глубокого состояния.

Дыхание – это что-то, что нам осознанно не принадлежит. (что не принадлежит нашему сознанию)

Также, женщины не могут выдыхать так глубоко вниз, как мужчины, из-за внутренних половых органов.

Поэтому они дышат естественно, но мужчины тоже дышат естественно.

Затем, когда шея хорошо расслаблена – я еще раз настаиваю на шее: не тяните шею, это действительно неправильный перевод, неправильное объяснение, плохая интерпретация того, что говорил сэнсэй – когда он говорил «тяните шею», он не знал как это иначе сказать – когда шея полностью расслаблена и ее тянет вверх, за макушку, расслабляются челюсти.

Очень важно расслабить челюсти, это позволяет нижним зубам приклеиться к верхним – естественно, без напряжения во рту.

Затем, для того, чтобы зубы могли оставаться сомкнутыми,  мы прикладываем слегка изогнутый кончик языка к верхним зубам, а плоскость языка – к верхнему небу.

Но все это нужно делать деликатно, без усилий.

Это почти что больше действие ума, чем материи.

Сначала это материя, но мало помалу, все утончаясь, даже дыхание перестает быть дыханием.

Это просто вертикальная линия, энергия, которая до дыхания.

То, что так удивительно в позиции, это тот факт, что можно практиковать всю жизнь и утончать, утончать, утончать, совершенствовать…

И чем больше мы утончаемся, тем утонченнее становятся наши мысли и жесты.

Чем больше материя возвращается к своему первому началу, к уму, тем мягче становится материя, тем мягче становятся мысли.

Теперь, состояние ума.

Есть много непонимания относительно состояния ума.

Часто говорят или пишут о том, что нужно исчезнуть, тело и ум: «никого на дзафу, ничего на дзафу», что нужно полностью растаять, «отбросить тело и ум» …

Есть такие выражения…

Иногда пишут, что нужно настолько погрузиться в самадхи, чтобы больше ничего не существовало…

В реальности, это совсем не то.

Если мы начали утончать позицию, о чем я только что говорил, если ум и сознание одновременно осознают конкретные точки позиции, в то время как другие ее точки осуществляются естественным образом, когда человек и Будда вместе объединяются и действуют, если видимый и невидимый миры действуют одновременно, в совершенном единстве, фактически, мы одновременно осознаем внешние шумы и осознаем пункты, на которые опирается ум, но к которым он в то же время не привязывается.

Иногда это позвоночник, иногда это ладони, иногда…

На самом деле, ум путешествует, нигде не останавливаясь, он проходит по телу своим Великим Присутствием, не забывая о внешнем мире.

Почему?

Потому что в реальности нет ни мира внешнего, ни внутреннего.

То, что, как мы верим, находится внутри нас, это ничто иное, как Великое внешнее Сознание, что означает, что мы сами являемся внешним сознанием.

Иногда сэнсэй говорил: «Сатори совершенно не обязательно приходит изнутри, оно может также прийти и извне».

Оно точно приходит извне…

Поэтому это равновесие нелегко найти: одновременно осознавать то, что происходит внутри, но в то же время не гипнотизироваться этим: звук колокольчиков, ветра, все это составляет часть присутствия, все это разыгрывается в сердце одного и того же присутствия.

Когда мы действительно это реализуем, тогда мы открываем, что это не имеет ни рождения, ни смерти.

Еще раз, иногда сэнсэй говорил: «Не волнуйтесь, даже смерть ничего не меняет, сознание продолжается».

Это точно так же, как в дзадзен, Присутствие постоянно присутствует, все это не угасает.

Следовательно, реализуя это, тонко актуализируя, мы можем иметь уверенность.

И наконец, не забывайте основы нашего дзадзен.

Хорошо поймите, что каждая вещь, каждый жест имеет значение.

После удара в гонг, на самом деле зажмите большие пальцы в кулаках, положите их на колени и покачайтесь, от малых покачиваний к большим.

Перед дзадзен, после дзадзен, поднимайтесь медленно, сначала одну ногу, потом вторую.

Нужно все время сохранять осознанность: осознавать, как выпрямляется одна нога, осознавать, как вытягивается вторая.

Затем мы поднимаемся, вполне осознанно, поворачиваемся, берем дзафу, аккуратно ее мнем, три раза ее поворачивая для того, чтобы сделать ее круглой …

Все это составляет часть позиции дзадзен.

Аккуратно положить дзафу, пойти к алтарю, сделать гассё, выйти с правой ноги…

Даже если потом мы немного рассеемся, это не важно.

Если мы сопровождаем это до самых дверей на каждом дзадзен, все больше и больше это будет сопутствовать вам в повседневной жизни.

Это расстояние в пять метров станет однажды бесконечностью.