Европейский дзен


Нужно знать, что на самом деле буддизм существовал еще до Будды. Он существовал вечно. Будда Шакьямуни просто его открыл. Например, принцип причинности, закон причины и следствия — это не изобретение Будды. Тот факт, что всё непостоянно, взаимосвязано и находится в процессе взаимозависимого возникновения, является законом для всех чувствующих и бесчувственных существ. Еще раз повторю, это не азиатский закон, он касается всех существ. Тот факт, что рождение, болезнь, старость, дегенерация и смерть являются страданием — это касается всего человечества. Лекарство, которое Будда открыл, чтобы положить конец страданиям, порождаемым умом — это лекарство для всех существ. Теперь, есть способ объяснять боль и способ ее лечить.

Именно здесь язык должен соответствовать нашей культуре, и не только язык, но и методы, образы и кодировки. Европейцу нужно практиковать не традиционный японский дзен, а то, что я бы назвал “молчаливым сосредоточением” или “незаинтересованным сосредоточением” или “созерцанием природы вещей”. Это слова, которые что-то пробуждают в западных людях, которые их зовут, которые они знают, потому что эти слова существуют в глубине них самих. Дзен, не будучи религией, всегда адаптировался к уже существующим религиям там, куда он внедрялся. Так в Индии он носил название Дхьяна, а в Китае он принял имя Чань и дзен в Японии, в то время как местной религией был синтоизм.

В нашей иудео-христианской культуре дзен или “молчаливое сосредоточение” должен найти свое место и должен адаптироваться к христианскому языку и даже к некоторым ритуалам. Ритуалы, церемонии дзен заимствовались из религии той эпохи и страны, в которой он существовал.

Дзен имеет эту особенность, не будучи религией, давать посвящения в монахи и монахини, не принуждая к безбрачию и не закрепощая монахов обетами или строгой моралью. Более того, мужчины и женщины в дзен абсолютно равны, особенно в самой практике.  Женщины и мужчины одинаково могут стать мастерами дзен, поскольку они одинаково обладают природой пробуждения. Но все еще есть люди, которые думают, что дзен таинственен, и что нужно следовать японской или корейской традиции. Но в наши дни подлинные японские мастера — это редкость, и мало кто из них имеет глубокий опыт Пути. Я утверждаю, что отныне дзен  —  европейский, и все должны участвовать в его эволюции, потому что то, что важно — это не дзен, но то, как сидеть в самом себе и то, как изучать свой собственный ум.

(Отрывок из интервью, данного мастером Сандо Кайсеном для сайта SunHome.ru)